?

Log in

No account? Create an account
Тема июля: истории, рассказанные от лица животного
shideh

В детстве прочитала повесть «Кусака», которая надолго отвратила меня от книг про животных. Но тема есть, поэтому две книги.
Первая. Э.Т.А. Гофман «Житейские воззрения кота Мурра». Гофман оказал огромное влияние на русских писателей, начиная от Достоевского и далее к Грину, а книга про кота Мурра стала образцом написания историй про животных. Гофман предлагает игру, которая потом опять войдет в моду: две книги в одной. Первую книгу пишет ученый кот Мурр, питомец маэстро Абрагама, фокусника, изобретателя, органных дел мастера. Кот самовлюблен, эгоистичен и горделив, как положено настоящему коту. Благодаря домашней библиотеке хозяина, Мурр начитан, что позволяет ему писать и стихи, и трактаты, и даже примерить мысленно на себя мантию профессора. История Мурра в основном полна мягкой иронии, ведь мир животных большей частью ничем не отличается от мира людей. Вторая книга описывает историю будущего хозяина Мурра — капельмейстера Иоганнеса Крайслера, в которой буйным цветом цветет классический немецкий романтизм, двойничество, мистицизм и сатира. Но так как, согласно описанию «издателя», Мурр просто использовал листы из книги с биографией этого самого Крайслера, то половину истории читатель будет домысливать.К сожалению, заслушать начальника транспортного цеха не получится, безвременная кончина кота оборвет эту славную игру, так что история и Мурра, и Крайслера останется без окончания. 

Read more...Collapse )

Книги. Август 19
shideh

Прочитано в августе 2019:

1. Мариша Пессл. Ночное кино.
2. Э.Т.А. Гофман. Житейские воззрения кота Мурра.


Разное из прочитанного
shideh

Я не люблю биографии. Редкие писатели могут сохранить столь нужную в этом жанре дистанцию и одновременно интерес к объекту: то впадают в ненужную экзальтацию, то демонстрируют нежную влюбленность, а иной раз пишут так, как будто отбывают повинность. Поэтому редкие образчики жанра находятся у меня на виртуальной полочке «интересные книги»: там Юзефович, там Хаецкая, еще там книга про Филипа Дика (автора я, как водится, забыла). Ничего удивительного, что к роману Даниила Гранина «Зубр» я приступала с опаской. За прозвищем Зубр скрывается биолог Николай Васильевич Тимофеев-Ресовский, личность выдающаяся. Начинается роман с описания монументальности Зубра и этой же монументальностью заканчивается. Явно просился эпиграф «Богатыри не вы», поскольку только Зубр царил внутри текста как памятник самому себе. Начиная с молодости, когда Зубр отличался невероятной работоспособностью, заканчивая старостью, когда уже пожилого ученого окружали коллеги рангом помельче. Помельче не в смысле научной деятельности, а просто смотрелись они пигмеями рядом с человеком эпохи Возрождения. Тем удивительнее было запросить в Яндексе (минутка рекламы) фото самого ученого. Никакой монументальности на снимках нет, но сошлемся на личность, которую не всегда сохраняет фото. Роман построен как воспоминания, частично как расшифровка интервью. Герой действительно яркий и харизматичный, и все же с самого начала что-то раздражало, как будто крошки в постели или жужжащий над ухом комар. К 10 странице стало понятно, что именно действует на нервы. Рассказчик слишком восторженно пишет о своем герое. У Зубра нет изъянов, он почти идеален. Даже какие-то отрицательные моменты воспринимаются рассказчиком положительно (вспоминается монолог Делона в роли Цезаря в фильме «Астерикс и Обелиск»: "Над ним не властно время, не седина в его волосах, а блеск" только восхищается собой, к счастью, не ученый, а рассказчик — и, полагаю, автор). Нежная влюбленность в биолога начинает надоедать к середине, окончательно утомляет в главе про некого ученика, который всю жизнь Тимофеева-Ресовского ненавидел, поэтому писал доносы раз в неделю. Ну не раз, но мысль понятна. Зачем он, для чего он, почему это все начало скатываться в мелодраму? В общем, дочитала я этот конфетно-букетный роман и закрыла его в облегчением. Все-таки не люблю биографии.
Хосе Карлос Сомоса «Дама номер тринадцать». Жил да был некий бывший преподаватель литературы, у которого умерла девушка. Так он впал в депрессию и стали ему сниться кошмары. Далее пропустим, но книга про неких муз, вдохновляющих поэтов на творчество. Однако плата за вдохновение ужасна. Идея между прочим шикарная, но про это еще Шефнер писал: «Словом можно убить, словом можно спасти, Словом можно полки за собой повести. Словом можно продать, и предать, и купить, Слово можно в разящий свинец перелить.» Правда тут все буквально: правильно процитировал строчку поэта и взорвал здание. К сожалению, далее автора понесло в какие-то разборки в корпоративном духе, от чего я лично запуталась в иерархии муз, в их взаимоотношениях, да и вообще в интриге. Тем более, что описал он почему-то только нескольких муз, остальные остались за кадром. Короче, поэтический ужастик, но очень неровный. Фильм кстати еще хуже, там вообще все выродилось в какой-то невнятный квест, да еще и мискаст в выборе героини.
Лев Наумов «Гипотеза Дедала»: сборник рассказов. Читала пару рецензий на книгу, критикам категорически не понравилось. А мне вот понравилось. Эдакая «игра в бисер», играющий мир постмодернизма университетского толка. Совершенно не грузит, читается легко, местами стиль небрежный, но легкая ироничность тут выручает. А за этой ироничность что-то есть. И это хорошо. Особенно славная история про Читателя и еще «Колыбельная 1».


Июньская тема: дети
shideh

Не люблю книги про детей, так что мало и быстро.
Иэн Макьюэн «Мечтатель». В предисловии автор пишет, что хотел написать книгу, которая была бы интересной и детям, и взрослым. На мой вкус ему это не удалось. Мальчик Питер — фантазер, так было бы правильно перевести. Он постоянно витает в облаках, его фантазии иногда совсем пугающие, иногда философские, но очень яркие. Правда, есть к ним вопросы. В фантазиях Питера мало детской безграничной мечтательности, они слишком взрослые. Юный Питер больше похож на взрослого сорокалетнего писателя, который пытается реконструировать свои детские воспоминания. Есть в книге что-то вымученное. В детстве я очень любила Джанни Родари с его «Сказками по телефону», вот там полет фантазии, не сдержанный теми наслоениями, которые бывают у взрослых и умудренных жизнью людей, хоть и хороших писателей. Плюсом книги является ее объем, читается быстро.
Салли Гарднер «Червивая луна». Антиутопия для юных, плюс история писательницы, связанная с ее школьными годами: я так поняла, что дислексия, которой она одарила и своего героя. Перед нами солянка из Оруэлла и Замятина, однако за внешней оболочкой нет ничего. Герой осознанно сделан эдакой белой вороной: его родителей «ушли», у него разные глаза, он не умеет читать и писать (что странно даже с учетом дислексии, ведь его мама была учительницей), он мечтатель.Отсутствует и проработка мира, ничего о Родине мы не узнаем, кроме будущей высадки на Луну. Логика действий персонажей тоже хромает. Плюсом является стиль,  разбивка глав с отсчетом, фантазии героя. Минусом все остальное, поскольку уж слишком вторичен продукт. Как работа молодого автора заслуживает внимания, но столько премий?!
Доминик Смит «Прекрасное разнообразие». Герой не совсем ребенок, скорее большая часть повествования связана с тинейджером, но все же несовершеннолетний, так что возьмем книгу в компанию. Натану Нельсону не повезло родится в семье талантливого физика и домохозяйки. От него ждали гениальности, так что он слегка потерял себя. Но на самом деле книга не только про мальчика, из которого воспитывали гения, а про сложные взаимоотношения отца и сына. Отцу неуютно в мире людей, сын все время мечтает о нормальных родителях и стремится получить одобрение родителей. Все было бы прекрасно, но минусом является вся часть с синтезией героя и его пребыванием в институте по изучению людей с необычными талантами. Если же рассматривать роман как история взросления и примирения героя с отцом, то он вполне достойный.

Read more...Collapse )

Немного психологии и научпопа
shideh

Не худлитом единым, как говорится.
Сначала про космос. «Космос» Марова. Физика и астрономия, добротно издано, для широкого круга читателей, но стиль изложения структурированный и научный. В общем, рекомендую.
Джон Олссон «Слово как улика». Описание, как лингвистика помогает в раскрытие преступлений. (так и не поняла) В идеале ее надо читать на английском и знакомым с теорией, иначе пропадает всякий смысл. Большая часть описанных дел спокойно решалась бы и без лингвистики. Отдельно можно выделить главу про то, является ли «Код Да Винчи» плагиатом. На любителя.
Далее сделаем переход к психологии через физиологию. Оливер Сакс, в представлениях не нуждается. Книга «Галлюцинации», про галлюцинации, причины их возникновения и то, как люди с ними живут. Не так уж просто, когда тебе весь день поют одну и ту же песню, но без финала, или приходят странные люди в средневековых одеяниях. Забавная глава про вещества. Любопытная часть про религиозные чувства. Немного неряшливый стиль, когда автор стремительно меняет тему, возможно, сказалось необходимость рассказать про все виды галлюцинаций.
Борис Цирюльник «О стыде». Аннотация обещала новый взгляд на чувство стыда на основе новейших исследований, но ничего подобного не увидела. Во-первых, структура хромает на обе ноги, автора постоянно бросает от одной темы к другой. Во-вторых, много примеров, которые ни к селу ни к городу. Особенно удивила ссылка на Примо Леви, от которых возникло ощущение, что книгу «Человек ли это» Цирюльник читал очень давно. Есть интересные идеи, но продраться к ним было сложно. На троечку.
В финале скорее худлит, но я такие книги отношу к серии «Просветительская задача». Ирвин Ялом «Лжец на кушетке». Сказ про психоанализ. Описание процесса терапии, один психолог думает об откровенности, одна пациентка решает отомстить психологу, один супервизор одержим наполеоновскими планами (понятное дело, что все заканчивается нехорошо). Т.е. сначала нехорошо, а потом хорошо, потому что психоанализ несет благо. Для задачи показать процесс изменений с помощью психотерапии неплохо, художественная ценность сомнительна.


Книги. Июль 19
shideh

Прочитано в июле 2019:

1. Салли Гарднер. Червивая Луна.
2. Доминик Смит. Прекрасное разнообразие.
3. Али Смит. Осень.
4. Сэм Сэвидж. Фирмин. Из жизни городских низов.
5. Сальников А.Б. Опосредованно.
6. Тана Френч. Ночь длиною в жизнь.
7. Магнус Миллз. В восточном экспрессе без перемен.



Майская тема: книги о второй мировой войне.
shideh

Тут список короткий, то зато в него входит представитель немецкой стороны, представитель советской стороны и представитель европейских евреев. И только участники.

Генрих Белль, ум, честь и совесть Германии, его раннее произведение «Где ты был, Адам?». Роман как калейдоскоп из персонажей, немецкая армия отступает, в центре романа просто обычный немец, архитектор Файнхальс из маленького городка. Но он не  главный герой, автор расскажет о всех тех, кто так или иначе окажется рядом: молодой лейтенант, еврейка, военный врач. Можете не привыкать к героям, они погибнут. Все, это даже не спойлер.  Они живут, отчаянно стараются ухватить последние минуты жизни и погибают. Потому что это война, она абсурдна и жестока. По настроению роман напоминает «На Западном фронте без перемен» Ремарка.

Read more...Collapse )

Книги. Июнь 19
shideh

Прочитано в июне 2019:

1. Борис Цирюльник О стыде. Умереть, но не сказать.
2. Стивен Фрай. Гиппопотам.
3. Д.А. Гранин. Мой лейтенант. Зубр.
4. Иэн Макьюэн. Мечтатель.
5. Хосе Карлос Сомоза. Дама номер тринадцать.



Лауреаты литературных премий
shideh

Тема апреля: произведения лауреатов литературных премий.
Я слегка усложнила задачу и взяла только те книги, которые получили премию. За двумя исключениями. Итак.
А. Гаррос, А. Евдокимов «Головоломка». Нацбест 2003. Молодой прибалтийский пиар-менеджер пишет себе манифесты угнетенного офисного планктона и прячет их в память рабочего компьютера, играет в модную игру «Головоломка», а потом начинает убивать. И вскоре входит во вкус. Наш ответ «Американскому психопату» и «Бойцовскому клубу». Довольно живенько, бодро, натуралистично и кто не мечтал разделаться со своими обидчиками? Вполне возможно, что в начале века производило впечатление, но для Нацбеста скудно. На троечку.
А.В. Дмитриев «Крестьянин и тинейджер». Русский Букер 2012, Ясная поляна 2012. Забавно, что читала книгу недалеко от этой самой усадьбы графа Толстого. Однажды крестьянин Панюков, белая ворона местной умирающей деревни, непьющий и трогательно хранящий верность другу и возлюбленной, получает письмо, в котором его просят спрятать от армии московского студента Геру, который тоже немного белая ворона. Так встречаются два непохожих внешне, но схожих внутренне мира. Ожидала увидеть стандартный конфликт на уровне город против деревни, славянофилы против западников и молодежь против старшего поколения, но вместо этого получила книгу о поиске себя в любом пространстве, о взрослении и о принятии действительности такой, какая она есть. Грустная, но светлая книга.
Говард Джейкобсон «Вопрос Финклера». Букеровская премия 2010. Великобритания. Вопрос Финклера — иначе говоря еврейский вопрос, ведь финклерами зовет евреев махровый романтик и неудачник Джулиан Треслав. Собственно не просто так, а по причине дружбы еще со школьной скамьи с евреем Сэмом Финклером. Конечно, далеко не все знакомые Джулиану евреи похожи на Сэма Финклера, а некоторые, которых он считал евреемя, и вовсе оказались другой нации. Но вопрос остался: что значит быть евреем в Европе в 21 веке. На самом деле книгу трудно назвать юмористической, это довольно грустная философская история о иллюзиях и их крахе. Джулиан хочет быть евреем, Финклер сам не уверен, хочет ли он быть евреем, Хебзиба об этом и не думает. Роман как бы распадается на две части. В одной дружба-соперничество двух разных мужчин, она иронична и напоминает фильмы Вуди Аллена. Во второй в полный рост встает тот самый вопрос Финклера, а заодно тема стыда, тема гордости, тема отчуждения и сплоченности. И куда же без Холокоста. Потому что для нового времени евреский вопрос так или иначе сваливется к обсуждению Холокоста и Израиля. И как-то эти две части романа с друг другом не дружат.
Ричард Флэнаган «Узкая дорога на дальний север». Букеровская премия 2014. История начинается как жизнеописание автралиского врача Дорриго Эванса, который во время войны попал в японский плен и был отправлен строить Тайско-Бирманскую железную дорогу в непроходимых джунглях. Эванс выжил, вернулся героем, ведь он сохранил в плену честь и достоинство и спас многих других заключенных. Те, кто пережил этот период: австралийские пленные, японские надзиратели, сохранят его в памяти переломным и ярким отрезком жизни. Кроме Эванса, для него гораздо важнее его история любви, его сомнения и внутренний надлом, спрятанный за внешней уверенностью.
Мне не хватило какой-то связности в этой книге, в ней много действующих лиц, но более-менее раскрыты только трое, причем третий даже не второстепенный персонаж. Остальные мелькают и исчезают. Отдльные сцены очень хороши, до мурашек, но общее впечатление какое-то смазанное.
Кормак Маккарти «Дорога» Пулиреровская премия 2007. Безымянный герой идет с сыном на юг. Что за катаклизм погубил Землю, оставив только пепел и холод, автор не говорит. Это мог быть банальный Survival horror, где герои прячутся от каннибалов, пополняя запасы еды и воды в опустевших городах. Но книга пронизана не только ужасом, но и огромной любовью отца к сыну и удивительной добротой ребенка, родившегося в мире жестокости. «Дорога» неожиданно перекликается с повестью Кинга «Мгла». Тот финал, который в книге, а не в фильме, более светлый, более оптимистичный. Смысл жить так, где нет смысле.  Очень сильная вещь, но для стойких духом, Маккарти жесток к читателям.
Элис Манро «Луны Юпитера». Нобелевская премия по литературе 2013. Так как Нобелевка всегда «по совокупности», то вот первое исключение. Но рассказы Манро давно хотелось прочесть. Сборник открывается рассказом об одной семье, заканчивается рассказом о той же семье.Остальные произведения объединяет ощая тема: женский взгляд на мир. Это может быть девочка-отличница, работающая на птицефабрике, а может быть женщина, переживающая расставание с любовником, а может история семьи, которая вот-вот развалится, потому что герои друг друга не слышат. Лиричные вещи, но приэтом довольно приземленные. На счет Чехова, заявленного в аннотации, не уверена, скорее американская классика, неторопливая, вдумчивая, полная внутренней страсти: Фолкнер, Капоте, Стейнбек.
Л.А. Юзефович «Дорога на Хийумаа». Тут совсем отступление от правил, премии Юзефович получал за совсем другие произведения, в частности за «Зимнюю дорогу», а сборник больше связан с «Самодержавцем пустыни», почему-то обойденный вниманием критиков. Несколько рассказов посвящены участникам армии знаменитого барона, несколько связаны с потомками барона или его офицеров. История так или иначе властвует над настоящим, иной раз прямо, иной раз незаметно проявляясь. Плюс несколько ранних рассказов из жизни советской интеллигенции. Крупная форма Юзефовичу удается лучше, но рассказчик он хороший.

Read more...Collapse )

Для сравнения. Пелевин и Пелевин
shideh

Виктор Пелевин раз — рассказы.
Виктор Пелевин два — роман «Тайные виды на гору Фудзи».
Было прочитано ради сравнения. Итого. Ранний Пелевин очень тонкий автор.  При всей саркастичности и сатиричности трагичен. Как будто (да не будто, а прямо) за декорациями спрятана бездна. Большой автор уже тогда — в начале 90хх.
Поздний Пелевин утратил эту дребезжащую струну. (Что характерно, ее утратил и Столяров, но это совсем другая история). Он как-то погрубел и погрустнел. Трагизм перестал восприниматься остро, но стал повседневным ужасом жизни, который уже даже не пугает. Просто разлитая тоска, сильнее, чем в «Онтологии детства», которая была еще поэтичной за счет раннего детского мироощущения и возможности выхода. «Тайные виды» таких выходов не дают. Все покупается и продается, но ужас в том, что никому и не надо. За сатирой на современное общество, олигархов, ищущих новизны, феминистками и женскими тренингами по развитию внутренней магии (читай — управлению миром), спрятана грусть. Она диссонирует с этой злой сатирой, но смеяться не получается. И, к сожалению, сильно «потяжелел» текст. Ранний Пелевин легкий и чуткий. Поздний грузноватый и жесткий. Но, зараза, мир слышит все так же чутко.